Музей… в крольчатнике создала в деревне Каменка дачница из Первоуральска Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Музей… в крольчатнике создала в деревне Каменка дачница из Первоуральска

Бывает же такое! Строил-строил муж сарай под крольчатник — выстроил. А жена взяла да и передумала живность заводить. Вместо пушистых-ушастых завела нечто другое, да такое, что, по правде говоря, и в ум не каждому придет — собственный музей. Народный.

И это в Каменке, где что у местных, что у дачников (а они с мужем как раз дачники) на первом месте скотина да огороды. А все, что представляет ценность для Фаины Амосовой, у сельских обывателей обычно идет на выброс. Но как раз благодаря «бросовым» вещам Фаина воссоздает, на мой взгляд, очень значимую страницу в деревенской истории, насчитывающей более четырехсот лет.

Неофициальный статус народного музею в крольчатнике не власть — люди присвоили. Один аукнулся — по округе откликнулось.

Секреты из сундучка

— Все началось вот с этого сундука, — показывает Фаина Амосова на старый, обитый в клеточку полосовым железом сундук. — Соседи хотели выбросить, им оказался не нужен. А я взяла. Думала, под комбикорм приспособить (сундук вместительный, четыре мешка входит), чтобы от мышей уберечь. Теперь (смеется) другое храню.

— Фаина Геннадьевна, ну мало ли кто имеет такие сундуки. Я знаю таких людей. Однако никто не увидел в них историческую реликвию. В отличие от вас.

— Может, сказалось то, что я больше четверти века проработала воспитателем в детском саду. У нас там была оформлена такая «деревенская» изба: имитация печки, скамейки, ухваты… Но я уже лет пять на пенсии по инвалидности. И вдруг захотелось воссоздать нечто подобное музею быта, который существовал в детском саду.

Она и сама не ожидала, что это желание так быстро исполнится. Сундук у Амосовой появился 26 марта прошлого года. А спустя несколько месяцев Фаина Геннадьевна уже «презентовала» свой музей, свезя из окрестных деревень всех бабушек и дедушек, кто помогал ей обзаводиться экспонатами.

Музей, то бишь, бывший сарай, у Амосовой поделен на четыре помещения. В каждом по разделу, который посвящается той или иной стороне быта и труда уральских рабочих и крестьян. Условно их можно назвать кухней, двором, горницей и мастерской с орудиями труда. 

Без единого узелка

Начали осмотр с кухни, на которой попили чайку. Увы, не из стоящего на столе медного самовара, которому нынче исполнилось ровно 110 (!) лет. И конфет поели, к сожалению, не из конфетницы, — этакой массивной, с сохранившейся росписью, банки с надписью производителя: «Кузнецовъ». Зато в окружении старинной посуды вроде оловянной тарелки и многочисленных стеклянных шкаликов, деревянных ложек, огромных половников, ухватов, березовых туесов, керосиновой лампы… Здорово!

А затем уже осматриваем «двор». Коромысла, выдолбленные корыта, сеяльницы (муку, значит, в них сеяли), разнообразные сечки, ручной поделки и заводские. Поражает кадка: не только необъятностью размеров, но и тем, что клепки в ней стянуты, как веревками, стволами молодых деревцев. Да так ладно стянута бочка, что как и куда упрятаны концы, так и не разглядел.

— Так и вышивали наши прабабушки так же, — говорит Фаина, провожая в горницу и показывая там вышивку. — Посмотрите на оборотную сторону. Видите хоть один узелок? И вообще я убедилась, что вещи наши предки умели делать не только добротные, рассчитанные на долгую жизнь, но и очень красивые.

Действительно, трудно, глядя на пришедшее к нам «издалека», не согласиться с этим утверждением. Вот люлька, качающаяся над старинной же кроватью. Она хоть сейчас готова принять дитя. А сколько ей лет? Точно известно, что в ней качались девятеро детей семьи Мерзляковых из деревни Трека; самому младшему из них, Василию, уже 80 лет. А вот пороховница: сделана из капа, обита железом. Это ж с каких времен она дошла до наших дней, когда воевали с пороховницами?! А вот — дошла. И выглядит — не зазорно на красное место вывесить. Или чугунная печная дверца: рельеф всадника на коне выглядит просто изумительно. Вот ведь как лили! Хотя, вроде, для чего? Для обыкновенной печки. И такое великолепие вижу во многих вещах, в которых будто затаился огонь красоты, а значит, и огонь сердец наших дедов, тепло их умелых рук.

Старина далекая и близкая

— Всего за год с небольшим вы столько успели, Фаина Геннадьевна, — говорю я. — Сюда и на экскурсии можно ходить.

— И ходят уже, — подхватывает она. — Я не говорю даже о местных (детвора вообще пропадает у нас), но и школьников из Новоуткинска привозят. Но я ведь и старалась сделать, чтобы походило на настоящий музей, а не было просто скопищем предметов.  Заделалась завсегдатаем краеведческого отдела в центральной городской библиотеке Первоуральска. Изучаю литературу, делаю выписки. Собираю материалы по нашим старожилам, по тем, кто помогал и помогает мне в создании музея: они — тоже история края. Есть и записи, и старинные фотографии.

Уже попрощавшись, оглядываюсь. Сарай как сарай, стоит на огороде, приткнувшись «спиной» к соседскому забору. Кабы знали люди, какой «светильник» памяти сумела разжечь внутри этого неприметного зданьица обыкновенная русская женщина, — женщина, которая просто хочет знать историю своей малой родины!

Юрий ЧУЛКОВ
«Уральский рабочий», 05.08.2010 г.