Знак беды Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Знак беды

Бизнес на экстриме по-прежнему смертельно опасен

По преданию, с этой скалы   на правом берегу реки Чусовой упал загнанный охотниками олень. Отсюда, говорят, и название камня — Олений. 2 июля он стал местом рискованного развлечения отдыхающих, закончившегося гибелью 25-летней тагильчанки.

— Красавица Чусовая, природа великолепная — впечатлений и так предостаточно, а без экстрима отдыхать скучно? — спросила я зачинщика похода выходного дня.

Анатолий Толстов умеет убеждать:

— Понимаете, в работе стрессовые ситуации неизбежны, а экстремальный туризм обладает целебной силой, он как бы задает хорошую физическую форму, и на отдыхе хочется сбросить груз забот с плеч, испытать новые ощущения.

Анатолий Толстов — известный в городе предприниматель, продолжатель семейного дела Толстовых, начатого еще в разгар перестройки. Было время, когда в кабинете дирекции предприятия рядом стояли два стола: отца и сына. Здесь и персонал как одна дружная семья — и в офисе, и на отдыхе.

— На Чусовую мы так и отправились, — рассказывает Анатолий Толстов, — с женами, с детьми, я своих двух ребятишек тоже взял в этот поход. Естественно, в рюкзаках — никакого спиртного. Инструктором в походе был мой давний знакомый Сергей Соколов, он и раньше проводил для нас отдых на природе.

В этот раз инструктор предложил отдыхающим испытать острые ощущения — спуск со скалы на тросе. Крепление надежное, страховать будет он сам, в прошлом альпинист. Кто первый, вопрос не стоял: глава фирмы хороший спортсмен, первым благополучно совершил головокружительный спуск.

«А можно теперь мне?» — загорелась офис-менеджер Марина. Народ заворчал, мол, надо очередь соблюдать, вон желающих сколько, но все же уступили девушке. А потом случилось то, что не дает сегодня покоя Анатолию Толстову. «Как же так? — терзается он вопросом. — Трос выдержал мой вес – 90 килограммов, а Маринины 45 удержать не смог?!»

Трос оборвался, и с высоты девушка буквально врезалась в дерево. Напрасными были попытки привести пострадавшую в чувство, да и как? Медиков среди участников похода не было, телефонная связь, чтобы «Скорую помощь» вызвать, в тайге не работала. Надо ли говорить, в каком состоянии участники злополучного похода вернулись домой, вышли после выходных на работу? У самого Толстова все валилось из рук, говорят, почернел даже, переживая гибель сотрудницы.

На ее похоронах бывших сослуживцев ждал тот еще шок: у гроба стояла… Марина! До того была похожа на нее сестра-близняшка.

Все расходы на погребение фирма взяла на себя. «Что такое эти 100 тысяч, когда человека не вернешь!» — мрачнеет Толстов и спешит к машине — через несколько минут, ему придется еще раз, но уже в мельчайших подробностях, повторить свой рассказ в кабинете следователя.

А вот рассказывать миллионам телезрителей о трагедии отказался, не поехал к Андрею Малахову на популярное ток-шоу «Пусть говорят». «Я противник того, чтобы из трагедии делать развлекательное зрелище».

Только с адвокатом

Не поехал в Москву и приглашенный командой шоумена Сергей Соколов. «Не поеду, и все!» — отрубил организатор экстрима. И будто затаился: на вызовы к следователю дважды не являлся, железные двери его офиса наглухо задраены — не без труда удалось корреспонденту «УР» встретиться с главным действующим лицом в случившейся трагедии. Неужто струсил бывший председатель федерации альпинизма в Нижнем Тагиле, поднимавшийся на восьмитысячник в Гималаях, бессчетное количество раз возглавлявший сплавы по Чусовой?

К следователю он в конце концов явился с адвокатом. Разговаривая с корреспондентом, сам себе был защитником. Он назвал ЧП случайностью и пустился в рассуждения об отсутствии нормативно-правовой базы, регламентирующей оказание услуг туризма потребителям. О том, что в городе должна быть организация или коммерческая структура, желательно «под крылом» МЧС, чтобы профессионалы обучали инструкторов и принимали потом у них экзамены, учеба, естественно, платная.

— Сергей, — спрашиваю, — а вы как-то повинились за случившееся перед близкими погибшей девушки?

— Был на ее похоронах, хотя меня и предупреждали, мол, родители погибшей тебе в глаза будут плевать.

Зная о тяжелой болезни матери погибшей, я не стала докучать убитой горем женщине своими вопросами. А Соколов отвечал на них уклончиво, так и не сказав, чем занимается его фирма, какими документами подтверждаются ее услуги.

«Тарзанку» — вне закона

— Юридически эта фирма не оформлена. Предлагая услуги, Соколов выступал как частное лицо, — говорит старший следователь Тагилстроевского межрайонного следственного отдела Нижнего Тагила Евгений Черных. — Сейчас идет проверка его так называемой фирмы, явно уклонявшейся от уплаты налогов. Следствие продолжается, уголовное дело по факту гибели туристки имеет судебную перспективу. Набирается достаточно признаков преступления, которое квалифицируется по статье 238 УК РФ (оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, повлекших смерть человека) и статье 109 (причинение смерти по неосторожности). Это грозит виновному лишением свободы сроком до 6 лет. Кстати, недавно был осужден к 4 годам лишения свободы организатор экстрима в Каменске-Уральском, когда там с моста совершили смертельный прыжок на «тарзанке» двое молодых людей.

— В чем сложность расследования таких уголовных дел?

— В пробелах нашего законодательства. В Законе о защите прав потребителей нет указания на то, что услуги туризма подлежат обязательной сертификации. Вот так предприимчивые граждане, не имея на то лицензии, берутся за проведение аттракционов и трюков, опасных для здоровья и жизни. Но никто не освобождает их от обязанности правильно выбрать и укомплектовать соответствующее снаряжение, обучить, как им пользоваться, уметь оказывать пострадавшим первую медицинскую помощь. Есть для инструктора два жизненно важных правила — страховка и самоконтроль. Проверь Сергей Соколов надежность троса после первого спуска, может, второго в тот день уже и не было — пусть к разочарованию туристов, зато без ЧП. Если говорить об организаторе похода сотрудников своей фирмы, то и он не должен был полагаться только на свое давнее знакомство с инструктором Соколовым, на его авторитет бывалого альпиниста.

— Объявить экстремальный туризм «вне закона» уже не получится. Жажда адреналина потеснила романтику речных сплавов, ночных костров и песен под гитару, —. считает начальник отдела по физкультурно-массовой работе и туризму управления по физкультуре, спорту и туризму администрации Нижнего Тагила Наталья Касаткина. — Однако убеждена: такого, что случилось на Оленьем камне, не должно быть вообще! Если инструктор предоставляет услуги, то обязан дать гарантии их безопасности. Это ЧП на Чусовой мы обсуждали в областном министерстве физкультуры и спорта. В ближайшее время будет проведена работа по сертификации услуг туризма. Кстати, и злополучный поход на Медведь-камень, в котором в начале года на «тарзанке» пострадал подросток («УР» рассказывал об этом. — Т.К.), убедил нас, что медлить с легализацией таких услуг нельзя.

Есть повышенный спрос, будут и предложения. Это сегодня, пока идет расследование уголовного дела по факту гибели Марины Наумовой, организаторы экстрима выжидают. В городе полдюжины фирм, готовых предложить туристам что-то «остренькое». По словам Сергея Соколова, со скал Омутного камня и Оленьего тросы не убраны. «Моет их дождь, осыпает их пыль», но предприимчивым проводникам долго искать желающих утолить жажду экстрима не придется.

Татьяна КОНОНОВА
«Уральский рабочий», 10.08.2011