Причальные столбы на Чусовой Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Причальные столбы на Чусовой

В предыдущей статье "Гавани на Чусовой" сообщалось, что на стрелке при впадении речки Ревды в Чусовую сохранился единственный, вкопанный в землю, чугунный столб для причаливания барок. Впервые я увидел этот причальный столб, совершая вместе с археологами обход прибрежных чусовских мест в пригородах Ревды. На стрелке при впадении реки Ревды сделали небольшую ямку и обнаружили старый шлак. Здесь на хорошо продуваемом месте находились древние металлургические печи. Четыре года я собирался сфотографировать это интересное место.

И вот в сентябре 2004 года я вновь оказался на стрелке речки Ревды. Но что такое? Нет причального столба. Как нам сказал местный житель, его убрали, когда ставили опору новой ЛЭП для Средне-Уральского медеплавильного завода. Неужели отправили на переплавку в металл? Но все-таки решили зайти в ревдинский музей "Демидов-центр". И здесь мне повезло: столб лежал при входе, удалось сделать эскиз и фотографии.

В архиве пока не удалось найти ни чертежей, ни сведений о том, где делались эти причальные столбы. Они имеют оригинальное конструкторское решение. На конце столба - винт, имеющий форму усеченного конуса. В землю они ввинчивались с помощью развертки, которая вставлялась в столб. Он входил в землю на полтора метра.

Яков Авраамиевич Рогов в "Заметках во время плавания по реке Чусовой" ("Журнал Министерства внутренних дел", 1851, март) приводит пример, как порой трудно было причаливать барки к берегу: "Исполнение этого приказа бывает иногда любопытно и сопровождается такими оригинальными действиями, что нельзя не упомянуть о том особо. Услышав распоряжение к остановке, один из рабочих, отличающийся расторопностью, соскакивает в лодку и берет конец снасти толщиною до вершка в диаметре; к нему присоединяются еще двое, и все они вместе, после великих усилий, пристают к берегу. Тут один из рабочих, выскочив на берег, бежит с концом снасти к первому, более значительному дереву и старается прикрепить к нему веревку. Если дерево трещит и оказывается ненадежным, то судно все плывет и все больше и больше утягивает снасть, а рабочий бежит по берегу или бредет разливом реки по пояс и пробует завернуть снасть за другое крепкое дерево. Иногда и это дерево не выдерживает силы течения, вырывается с корнем и уносится вслед за судном; тогда рабочие выплывают с другим толстым запасным канатом и поступают таким же образом. Во все это время лоцманский помощник другим концом каната постепенно сдерживает ход судна, обернув снасть о кормовой ухват и "травя" ее понемногу. При этом трение бывает столь сильно, что ухват может мгновенно вспыхнуть; в предупреждение чего его обливают водой вместе с канатом. Но это еще не все: от неискусства рабочих работа эта иногда сопровождается несчастными случаями. Вот так-то и на нашем судне одному из рабочих по его неосторожности раздавило ногу канатом об упомянутый ухват, и выбросило его самого на воду; малой, однако, успел ухватиться за снасть и, не выпуская ее из рук, благополучно вышел на берег. Бойкость и расторопность русского человека вполне выказывается при подобных случаях".

В 1889 году в Санкт-Петербурге в типографии и литографии Муллера и Богельмана вышла в свет книга под редакцией В. М. Лохтина "Река Чусовая". Владимир Михайлович написал вступительную статью и две главы: "Сплав по р. Чусовой горнозаводских караванов" и "Описание русла р. Чусовой от Демидовой-Утки до ст. Чусовой горноз. жел. дор. и приемов управления баркой". Автором главы "Описание русла р. Чусовой от устья р. Ревды до Демидовой-Утки и приемов управления баркой" является инженер В. Рейнах.

В книге говорится о прохождении судов возле скал Ершик, Красная Глинка, Черный и деревни Сажиной: "В описанной части реки Чусовой иногда приходится останавливаться Ревдинскому каравану, если опоздают выпуском из прудов или в случае несчастий с судами, которые нужно исправить. Для хватки судов поставлены столбы слева ниже Барановой, на Лебедевом лугу (ниже Красной Глинки слева же), ниже Черного камня и ниже Сажинского парома, а также в плесе выше Демина песка, где кроме столбов можно хвататься за растущий по берегу лес".

И далее описано все русло Чусовой с опасными бойцами, подводными камнями, с какой стороны лучше обходить острова, где лучше причаливать барки на ночлег. Например: "От Боярского камня начинается плёсо Волчик с удобной хваткой по обоим берегам; для этого служит лес, а пониже - расставленные столбы. По плесу идут серединой, а подходя к мысу у Становой горы, приближаются на 1 саж. к бровке; повернув на мыс, идут опять серединой до камня Танькина и огибают поворот у этого камня на 1/3 ширины реки".

После завершения в 1909 году строительства железной дороги Пермь - Кунгур - Екатеринбург сплав барок по реке оказался невыгодным и для Ревдинского, Васильево-Шайтанского, Билимбаевского, Уткинского Стенбок-Фермор заводов, стоящих рядом с Чусовой. Металлургические предприятия стали круглый год доставлять заказчикам свою продукцию по железнодорожной магистрали, что приводило к лучшему обороту денег. Ведь ранее эти заводы отправляли свои изделия только весной, а в остальное время года они лежали "мертвым" грузом.

После того, как барки по Чусовой не стали сплавляться, чугунные причальные столбы извлекли и переплавили в металл. Остался единственный причальный столб, хранящийся теперь в экспозиции музея "Демидов-центр" в Ревде.

Владимир ТРУСОВ
«Уральский следопыт», № 4, 2005 г.